Химический корпус ТПУ

Материал из Электронная энциклопедия ТПУ
Перейти к: навигация, поиск
2nd build.jpg

Химический корпус (корпус № 2) Томского политехнического университета – расположен на пр. Ленина,

Строительство

Химическое отделение Томского технологического института, где впоследствии велась подготовка специалистов в области металлургии, органической, неорганической и аналитической химии, было организовано крупным ученым-геологом В.А. Обручевым, который стал его первым деканом.

Обручев руководил составлением планов учебной работы, практических и лабораторных занятий, но особенно много времени занимало строительство химического корпуса. Планы этого корпуса были присланы из Петербурга, автором их был академик архитектуры Р.Р. Марфельд. Однако проект пришлось несколько изменить и приспособить к суровым сибирским условиям. Все работы по строительству здания химического корпуса институт вел хозяйственным способом.

Институт сдавал работы подрядчикам, строго оговаривая сроки и качество строительства. В случае нарушения или просрочки этих условий подрядчик должен был институту платить большую неустойку.

Строительство химического корпуса имело большое значение для института. Это было одно из крупнейших зданий всего комплекса. Химический корпус представлял собой сложное сооружение, состоящее из учебного корпуса и примыкавших к нему трех жилых флигелей. Расположено было здание на углу Садовой и Бульварной улиц и выходило своими фасадами сразу на две улицы Томска. Общая площадь всего сооружения составляла 4200 кв. метров. Высота помещений в корпусе превышала 4 метра. Центр здания строился в форме буквы Т. К трем концам ее примыкали жилые флигели. Под всем зданием располагался подвал, в котором предполагалось разместить лаборатории и другие служебные помещения.

Однако место под строительство химического корпуса было выбрано явно неудачно – заложили его над самым обрывом. В случае ливневых дождей возникала опасность размытия грунта, что повлечет за собой повреждение фундамента и опасность для всего строения.

Поэтому надо было предпринимать меры к укреплению фундаментов и безопасности здания в будущем. И хотя здание заложили еще в минувшем 1900г., этот вопрос еще никто не решал. Строительство также шло весьма медленно. Возведение химического корпуса явно затягивалось, одной из основных причин этого являлся переход рабочих на более выгодные стройки. Строительство затягивалось, и возникала опасность, что институт в срок здание учебного корпуса не получит, хотя уже занимались студенты трех отделений, и в следующем году ожидалось открытие четвертого отделения в институте – инженерно-строительного.

Подрядчик, отвечавший за строительство корпуса, был предупрежден об ответственности за сроки строительства, что стало причиной увеличения жалования рабочим. В итоге корпус был построен в срок.

Были приняты меры к укреплению фундамента здания со стороны улицы Бульварной (ныне проспект Кирова). По предложению В.А. Обручева овраг, подходивший почти вплотную к зданию, был засыпан землей и засажен деревьями. Был оставлен только узкий проезд на Садовую улицу.

В 1903г. корпус полностью вошел в строй. [2; 27-28]

Гут Ф.Ф.

В начале 1896 года Фортунат Фердинандович Гут был переведен на службу в Сибирь архитек- тором Западно-Сибирского учебного округа. 22 июня 1896 года Ф.Ф. Гут вошел в состав Строительного комитета по возведению зданий Томского технологического института в должности строителя.

Гражданский инженер Фортунат Фердинандович Гут стал первым строителем комплекса зданий Томского технологического института, он руководил строительством этого комплекса с 1896 по 1905 годы. Здания главного, химического и физического корпусов он строил по проектам, составленным в Петербурге архитектором Министерства народного просвещения академиком архитектуры Р.Р. Марфельдом. Несмотря на тщательную проработку проекта Р.Р. Марфельдом, при привязке проекта к местности неизменно возникали сложности и неувязки, которые могли решаться только непосредственно на месте строительства4. Поэтому строителю корпусов Ф.Ф. Гуту постоянно приходилось решать множество задач, вносить коррективы в составленные академиком проекты главного, химического и физического корпусов. [3]

Крячков А.Д. (архитектор Западно-Сибирского учебного округа и строитель зданий ТТИ, в 1906г. избран архитектором ТТИ). [4; 79]

Обширная архитектурная практика Андрея Дмитриевича Крячкова позволяла ему постоянно пополнять свои знания новыми сведениями как практического, так и научного характера. При возникновении сложных проблем в строительстве путем опытов и экспериментов он сам старался отыскать полноценные ответы. Так, например, он посчитал, что проблема уменьшения толщины кирпичных стен сплошной кладки в Сибири является принципиальной и имеющей большое значение для сибирского строительства (экономия кирпича, раствора, рабочей силы, транспортных затрат, облегчение веса стен...). В то время толщина стен в три кирпича была традиционной и закрепленной в строительном законодательстве для Сибири.

Еще в 1910 году, при массовом строительстве воинских казарм в Сибири, в строительных комиссиях возникали сомнения о целесообразности толщины наружных стен в три кирпича. А. Д. Крячков построил два двухэтажных дома в Томске — офицерское собрание и восьмиквартирный жилой дом — со стенами в два с половиной кирпича на известковом растворе. Никаких теплотехнических недостатков с течением времени в них не обнаружили: ни промерзания стен, ни конденсата, ни перерасхода топлива. Этот эксперимент убедил его в целесообразности таких конструкций, и Андрей Дмитриевич стал широко применять такие стены в жилых и учебных зданиях, получая значительный экономический эффект, хотя общепринятые нормы, действовавшие еще длительное время, все еще рекомендовали толщину стен в три кирпича на холодном растворе.

А. Д. Крячков настаивал (подобно В. А. Шретеру, И. С. Китнеру, К. К. Лыгину и др.) на целесообразности применения кирпича и естественного камня в облицовке зданий, особенно при постоянном дефиците штукатуров в Сибири и отсутствии других облицовочных материалов. Опираясь на опыт томского архитектора К. К. Лыгина и гражданского инженера Ф. Ф. Гута, он выполнил облицовку стен из кирпича на целом ряде своих зданий, и они уже более чем три четверти столетия имеют хорошую сохранность.

Много строя в городах Западной Сибири, Андрей Дмитриевич рано обратил внимание на геоморфологические и гидрологические особенности грунтов, значительно отличающихся от грунтов европейской части России. В ноябре 1913 года А. Д. Крячков, при содействии физической лаборатории Томского технологического института, провел определение скорости промерзания местных глин в Томске и с тех пор при закладке фундаментов руководствовался не нормами и рекомендациями, а тщательным обследованием и анализом грунтов на месте. При значительном заглублении фундаментов в Сибири он считал необходимым устраивать подвальные помещения и рационально их использовать, что сам часто практиковал, размещая, например, в торговых корпусах целый ряд подсобных помещений в подвалах, устраивая в них не только внутренние лестницы, но и наружные лестницы и съезды (например, в Новониколаевском торговом корпусе, в Омском торговом корпусе).

Отмечая в архитектуре старых зданий Сибири планировочные и конструктивные приемы, отвечающие природному окружению и суровому климату региона, А. Д. Крячков писал: «...мощные организмы и лаконичные формы Менового двора в Тобольске (1700 год), Гостиного двора в Томске (1786 год), Гурьевского завода и сереброплавильной фабрики в Барнауле (30-е годы XIX столетия) говорят о силе и простоте архитектуры. Простые очертания планов и объемов, оптимальные размеры окон, отсутствие парапетов и мелких деталей на фасадах свидетельствуют о внимательном учете сурового климата проектировщиками и строителями этих зданий».

Андрей Дмитриевич отмечает как интересную деталь применение чугунных плит для облицовки цоколей заводских и административных зданий в Барнауле, стоящих уже более столетия, несмотря на влагу и морозы, разрушающие нижние части кирпичных построек. Как на хороший пример из современной ему архитектурно-строительной практики, учитывающей специфику климата и природы, А. Д. Крячков указывал на главный корпус Томского университета, в котором видна «целесообразная организация окон (оптимальных по своему размеру), крыши без парапетов, защита стен карнизами, высокие цоколи из естественного камня». Он находит уместной большую ширину химического корпуса Томского технологического института, его известково-алебастровую штукатурку фасадов и гранитный цоколь. А. Д. Крячков считал компактность планов и объемов зданий в Сибири, а отсюда их экономичность, большим достоинством и настойчиво проводил этот принцип в своих работах. Близкое по компактности плановое решение было уже дано сибирским архитектором в конкурсном проекте Московского купеческого клуба. Однако, по его мнению, компактность не исчерпывается планировкой. Она еще сложнее и интереснее выражается в третьей координате — высоте, особенно в зданиях относительно небольших, где нахождение оптимальных соотношений плана и высоты является большим профессиональным искусством. [5]

Крупные ученые-химики, учившиеся или работавшие в корпусе

KIZHNER Nikolai Matveevich.jpg

Кижнер Николай Матвеевич (27.11./09.12.1867г., г. Москва-28.11.1935г., г. Москва) [6; 113]- российский химик-органик, почетный член Академии Наук СССР (с 1934). Окончил Московский университет (1890). Основные научные исследования посвящены органическому синтезу и изучению свойств открытых им органических соединений. [7]

С 01.07.1901г. назначен ординарным профессором Томского технологического института по кафедре органической химии. Вошел в состав Совета института, создал химическую лабораторию органических веществ с новейшим оборудованием. Созданная лаборатория, которой К. заведовал все годы работы в институте, стала местом проведения учебных занятий и научных исследований. Читал обширный курс лекций по органической химии (4 ч.) студентам химического отделения и более узкий (2 ч.) студентам горного отделения, вел практические занятия в химической лаборатории, руководил дипломными работами и проектами.

Начатая К. научно-исследовательская работа в Томске оказалась весьма плодотворной. Тематика его исследований являлась продолжением той, которая была начата им в Москве. Вместе с тем, через короткое время определилась и новая, по преимуществу в области алициклического ряда, был осуществлен оригинальный синтез циклобутанона. Одновременно шло исследование ациклических производных гидразина. Кульминационным моментом стало открытие в 1910г. каталитического разложения алкилиденгидразинов, как нового метода получения углеводородов. Этот метод сразу же нашел широкое признание и применение как в отечественных лабораториях, так и за рубежом.

Был найден новый, крайне плодотворный метод получения углеводородов ряда циклопана, использованный К. в жирном ароматическом и алициклическом рядах. Этот метод («реакция Кижнера») открыл широкие и новые возможности для синтеза бициклических углеводородов и ближайшего их исследования. В Томске К. работал до 1913г. [6]

На химическом корпусе ТПУ установлена памятная доска в честь Н.М. Кижнера.

Пономарев Иван Федорович (11/24 мая 1882, Хвалынск Саратовской губернии – 1982, Новочеркасск) – профессор по кафедре технологии силикатов ТИИ (ТПУ).

Приехав в Томск, стал преподавателем кафедры химической технологии неорганических веществ. С августа 1917 г. – и.о. экстраординарного профессора ТТИ. Через год был избран профессором, спустя некоторое время на базе этой кафедры Пономарев создал кафедру технологии силикатов, которой заведовал в 1918-1939 гг. В 1918-1921 гг. – секретарь химического факультета ТТИ, в 1920-1926, 1930-1937 гг. – декан ХТФ ТИИ. Пономарев организовал в ТТИ подготовку специалистов для стекольной, фарфоровой, фаянсовой, цементной промышленности.

Благодаря Пономареву, в СТИ работала собственная керамическая станция, проделавшая огромный объем работ по изучению сырья для силикатной промышленности (в 1929 г. на ее основе был создан Сибирский институт строительных материалов). Более 200 образцов сибирской глины подверглись анализу на этой станции. Пономареву удалось открыть сибирскую глину, из которой можно было производить фарфор без добавок. В лаборатории кафедры было проведено большое количество технологических испытаний сырья для производства цемента, огнеупора, керамических изделий, стекла с целью применения их в производстве. Коллектив кафедры, возглавляемой Пономаревым, работал над изучением новых строительных материалов, систем: цемент – асбест, цемент – слюда, цемент – шлак и др. Пономарев настоятельно рекомендовал внедрять немецкий опыт получения кирпича из пустой породы угольных шахт в Кузбассе. В 1926 г. разработал способ добывания канифоли из смолистой сосны.

В становлении кафедры технологии силикатов Томского политехнического института, основу которой заложили профессор Александр Эдуардович Сабек (1864—1909), возглавлявший кафедру с 1902 по 1909 год, и профессор Владимир Филиппович Юферев (1877—1937), ведущая роль принадлежит профессору Ивану Федоровичу Пономарёву. В августе 1918 года, вернувшись из научной командировки в Геттингенский университет, Иван Фёдорович был направлен в Томск, с которым его жизнь была связана вплоть до 1939 года, его деятельность, прежде всего, посвящена развитию в Сибири изучения силикатов и силикатной промышленности. В период с 1918 по 1930 год И. Ф. Пономарев заведовал в Томском политехническом институте кафедрой минеральных веществ, а с 1921 по 1926 являлся одновременно и деканом химического факультета. После продолжительной командировки (октябрь 1926-май 1927) на силикатные заводы Западной Европы и ознакомления с технологией более чем ста предприятий силикатной промышленности Германии, Дании, Англии, Бельгии, Чехословакии и Италии И. Ф. Пономарёв развивает плодотворную деятельность по организации силикатных производств и научных учреждений, занятых химией и технологией силикатов. Он читает лекции в Ленинградском технологическом институте. В 1933 году в ТПИ он приступает к чтению курса «Технологии силикатов» (2—4 часа ежедневно) — лишь на 10 лет позже, чем это начали практиковать в Германии. [4; 125-126]

50-frank.jpg

Франк-Каменецкий Давид Альбертович (03.08.1910 – 02.06.1970гг.) – ученый в области физики и химии плазмы, теории горения и взрыва.

Окончил СТИ (ТПУ) в 1930г. по специальности «Металлургия цветных металлов». Ученик профессора В.Я. Мостовича. Доктор физико-математических наук. [8; 48]

После окончания института работал на горно-обогатительном комбинате, преподавал в Читинском горно-металлургическом техникуме и Иркутском университете. В начале 1935 года обратился с письмом к академику Н. Н. Семёнову, в котором обсуждал проблемы химической термодинамики. В результате молодого и талантливого специалиста пригласили на работу в Институт химической физики АН СССР. Одновременно с 1948 по 1956 год работал в КБ-11 (Арзамас-16), где участвовал в разработках ядерного оружия. В 1956 году по приглашению И. В. Курчатова перешёл в Институт атомной энергии. Был профессором МФТИ, возглавлял организованную им кафедру физики плазмы. Много внимания уделял популяризации науки.

Автор ряда научных работ в области физики горения и взрыва, химической кинетики, химической технологии, астрофизики, сыграл значительную роль в становлении физики плазмы. Участвовал в исследовании превращений атмосферного азота в процессах горения и взрыва, показал цепной характер этих реакций. Развил теорию взрыва с учётом пространственного распределения температуры (1939), позволившую предсказывать условия возникновения взрыва.

После войны занялся астрофизикой. Решил задачу об усилении ударной волны во внешних слоях взрывающейся звезды (1956), оценил роль рождения пар в астрофизических процессах, чётко выразил задачу о нагреве плазмы за счёт рассеяния волн, возбуждаемых внешним источником. Предсказал магнитно-звуковой резонанс (1960), принял участие в подробном исследовании этого явления, в ходе которого была показана возможность пространственного усиления магнитного поля и повышения температуры плазмы. Изучал неустойчивости плазмы при нагреве, а также явления, связанные с плазмой в твёрдом теле. [9] На химическом корпусе ТПУ установлена памятная доска Франк-Каменецкому.

Современность

Много лет в химическом корпусе размещался химико-технологический факультет (ХТФ) Томского политехнического университета.

Источники

1. http://chemstud.chtd.tpu.ru/committee/

2. И.Т. Лозовский «В.А. Обручев в Томске». – Томск: изд-во НТЛ, 2000. – 180с.

3. http://www.sibsi.net/jur/nomer/2008-4/21.pdf

4. Гагарин А.В. «Профессора Томского политехнического университета». Биографический справочник. Т. 2. Томск: Изд-во научно-технической литературы, 2001-216стр.

5. http://nsk.novosibdom.ru/node/269

6. Гагарин А.В. «Профессора Томского политехнического университета». Биографический справочник. Т. 1. Томск: Изд-во научно-технической литературы, 2000-300стр.

7. http://www.liveinternet.ru/users/kakula/post143354109/

8. Журнал ТПУ «Томский политехник» / Издание Ассоциации выпускников ТПУ; № 12, 2006 – 130с.

9. http://ru.wikipedia.org/wiki/%D4%F0%E0%ED%EA-%CA%E0%EC%E5%ED%E5%F6%EA%E8%E9%2C_%C4%E0%E2%E8%E4_%C0%EB%FC%E1%E5%F0%F2%EE%E2%E8%F7