Хахлов Венедикт Андреевич

Материал из Электронная энциклопедия ТПУ
Перейти к: навигация, поиск
Хахлов Венедикт Андреевич
Chachlov.jpg
Дата рождения:

11 (23).03.1894г.

Место рождения:

г. Зайсан

Дата смерти:

18.06.1972 г.

Научная сфера:

геология, стратиграфия, палеонтология

Место работы:

ТГУ

Учёная степень:

доктор геолого-минералогических наук

Учёное звание:

профессор

Альма-матер:

ТПУ


Хахлов Венедикт Андреевич (11 (23) марта 1894 — 18 июня 1972 гг.) - палеоботаник, специалист в области стратиграфии и геологии угленосных отложений, региональной геологии Сибири, профессор (1929), доктор геолого-минералогических наук (1938), засл. деятель науки РСФСР (1960). [1][2]

Биография

Родился в г. Зайсан в семье служащего. После окончания горного факультета ТТИ в 1921 преподавал на кафедре палеонтологии и исторической геологии ТТИ, одновременно работал в Сибирском отделении Геолкома.

С 1923 — в Томском университете (доцент, профессор, декан геолого-почвенно-географического факультета). Много и плодотворно занимался биостратиграфией угленосных отложений и геологией Кузбасса. Первооткрыватель ряда месторождений коксующихся углей (Томь-Усинский район). В годы войны (1941-1942) — консультант ЗСГРТ по поискам и изучению перспектив нефтегазоносности Западно-Сибирской низменности. В 40-х годах руководил работами по составлению Госгеолкарты СССР м-ба 1 : 1 000 000, лист 0-45 — Томск.

В 1949 был репрессирован по "красноярскому делу", обвинен в "подрыве государственной промышленности", осужден по ст. 58, п. 7 на 10 лет.

Срок отбывал в Норильлаге, сначала на общих работах (рытье котлована, расчистка подъездных путей от снега). В январе 1951 переведен на работу под конвоем в Геологическом управлении геотехником по углю в группу подсчета запасов Кайерканского месторождения.

Занимался определением палеонтологических коллекций, вел семинар для геологов полевых партий, составил пособие по палеоботанике, положил начало организации палеонтологической лаборатории. Освобожден в 1954. Возобновил преподавательскую деятельность в Томском университете (заведующий кафедрой исторической геологии и палеонтологии), продолжил исследования и обобщение материалов по стратиграфии и ископаемой флоре угленосных бассейнов Сибири, методике корреляции угольных пластов на палеоботанической основе. [2]

Один из организаторов и директор Сибирского ГРИ (1930-1932). Открыл в Кузбассе более 30 м-ний угля. Член и президент ряда научных комиссий. [3]

Научная деятельность

Основатель томской школы палеонтологов и геологов–стратиграфов.

Вен.А. проявил себя как разносторонне образованный крупный ученый в области палеонтологии и стратиграфии континентальных отложений, региональной геологии и геологии угля, много сделавшим для геологии Сибири. За более чем 50 лет научной деятельности он детально изучил ископаемые флоры девонского, каменноугольного, пермского, юрского, мелового и третичного периодов на территории Сибири. Принимал участие в изучении геологии Иркутского, Кузнецкого, Минусинского, Балахтинского, Горловского, Чулымо–Енисейского, Канского, Норильского, Тунгусского и других угольных бассейнов Сибири, дал палеоботаническое обоснование их стратиграфии.

Вен.А. обратил на себя внимание уже своей первой публикацией по палеоботанике (1921 г.), посвященной верхнедевонской флоре с юго–западного побережья оз. Балхаш и подведшей итоги его студенческих экспедиций. Будучи научным сотрудником (в том числе и заместителем директора) Сибгеолкома, в начале 20–х годов принимал участие в геологических работах в районе Иркутского угленосного бассейна, где изучал флору юрского периода. Применив метод вариационной статистики, он установил верхнеюрский возраст отложений бассейна. В 20–х годах Вен.А. заметно расширил поле своей научной деятельности. В ТГУ им была проделана огромная работа по пересмотру и восстановлению латинских названий окаменелостей палеонтологических коллекций из палеонтологического отдела минералогического музея медицинского факультета. В итоге проведенных работ был создан самостоятельный палеонтологический музей (1925 г.), который в настоящее время насчитывает вместе с микропалеонтологическими свыше 1 млн. экспонатов и носит имя Вен.А. Хахлова.

Он — один из инициаторов открытия при Сибгеолкоме палеонтологического кабинета, ставшего вскоре научно–исследовательским палеонтологическим центром Западной Сибири, консультантом которого Вен.А. долгое время являлся. В 1927 г. в качестве консультанта по вопросам геологии он участвовал в разработке 15–летнего плана развития Томского округа. В это же время он интенсивно занимался изучением верхнепалеозойской флоры и стратиграфии угленосных отложений Кузбасса. Для этого, наряду со стратиграфо–тектоническим методом, первым в СССР положил в основу стратиграфического расчленения отложений объективный палеонтологический критерий — смену флористических комплексов. Детальные и многолетние исследования пермокарбоновых флор Сибири явилось основой новой стратиграфической шкалы сначала Кузбасса, а затем и других угленосных бассейнов Сибири. Позднее она нашла полное подтверждение и признание. Кроме того, им были впервые установлены и расчленены отложения мелового периода на территории Западной Сибири (1931 г.). По мнению Вен.А., его схема могла найти применение для выяснения структурных особенностей региона при поисках нефти, а ископаемая флора мелового и третичного периодов — способствовать нахождению месторождений бокситов на территории Салаира и Кузнецкого Алатау. Познания в этой области палеоботаники позволили ему открыть на территории Кузбасса Томь–Усинский угленосный район и свыше 30 месторождений угля (20 в южной части района и 18 — в центральной), в том числе Ольджерасское, Сыркашевское, Сибергинское и др. Им был составлен разрез угольной толщи юго–восточной части Кузбасса. Материалы по исследованию Кузбасса были обобщены в монографии "Проблема геотектонической жизни Кузбасса на основании стратиграфического анализа" (1948 г.). В 1931 г. Вен.А. предположил возможность продолжения Кузнецкого каменноугольного бассейна далеко на север, а в 1933 г. совместно с геологом Р. С. Ильиным зафиксировал это продолжение на север от Анжеро–Судженского района до Иркутского тракта, причем заключил, что эта "новая угленосная площадь значительно расширяется к северу". Этот вывод позднее подтвердился поисковыми работами. Стратиграфическая схема, предложенная Вен.А., обсуждалась на выездной сессии АН СССР (1932 г.) и на специально созванном для этого съезде по стратиграфии Кузбасса в Ленинграде (1934 г.). В 1936 г. им была дана промышленная оценка Балахтинского буроугольного бассейна в Красноярском крае. Вен.А. впервые установил наличие девонских континентальных отложений в Западной Сибири и Казахстане и первым изучил выделенные из них девонские растения. Исследуя с 1928 г. третичную (неогеновую) флору Западной Сибири, Вен.А. впервые описал растения Антибесского месторождения, определил палеогеновый возраст рыхлой толщи окрестностей Томска и других площадей Западной Сибири. Вен.А. впервые изучил редчайшие девонские флоры Сибири, что позволило открыть первые страницы истори наземной флоры на территории Ангарского материка. Целый ряд работ Вен.А. посвлящен покрытосеменным растениям. Вместе со своим учеником Л. М. Шороховым (1898–1944) открыл в Кузбассе юрские угленосные отложения, выделив их из состава «палеозойских толщ», и изучил юрскую флору.

Вен.А. был одним из организаторов 1–й Сибирской научной конференции по изучению и освоению производительных сил Сибири в Томске (1939 г.). В 1941 г. им был дан прогноз возможной угленосности Томского района. В годы Великой Отечественной войны под руководством Вен.А. был обнаружен Заломнитский район с высококачественным углем. В этот период Вен.А. консультировал Западно–Сибирский геологоразведочный трест Наркомата нефти, впервые начавшего поиски нефти в Западной Сибири. Начиная с 1943 г. под его руководством осуществлялась геологическая съемка масштаба 1:1 000 000 значительной части территории Западно–Сибирской равнины, в которой наряду с сотрудниками факультета принимали активное участие и студенты–геологи ТГУ. Совместно с Л. А. Рагозиным им были составлены государственная геологическая карта этой части территории (лист О–45) и объяснительная записка к ней, опубликованная в 1949 г. В те же годы Вен.А. занимался выявлением минерально–сырьевой базы на территории Томской области. Во второй половине 50–х — начале 60–х годов и изучались стратиграфия и флора тунгусской серии Норильского угленосного бассейна. Тогда же он разработал стратиграфическую схему, реализующую новую методику подсчета запасов угля в отдельных месторождениях на основе данных палеоботаники. Помимо этого, в разные годы Вен.А. консультировал Красноярское и Кемеровское геологические управления и трест «Кузбассуглегеология», Норильский металлургический комбинат, Томскую комплексную экспедицию и др. Вместе с академиком М. А. Усовым он оказал большое влияние на развитие и формирование сибирской школы геологов. Являлся одним из крупнейших в СССР ученых–палеоботаников и стратиграфов континентальных отложений. [1] Х. написано и опубликовано более 200 научных работ. [4]

Общественная деятельность

Ch.jpg

Организатор (1950 г.) и в течение длительного времени — председатель геолого–географической секции областной организации Всесоюзного общества «Знание». С 1 марта 1929 г. — действительный член Русского палеонтологического общества при АН СССР; председатель палеонтологической секции Томского отделения Московского общества естествоиспытателей природы. Входил в научный совет при Томском облисполкоме. Являлся председателем межвузовского совета по присуждению ученых степеней и званий по горным, геолого–минералогическим, географическим и техническим наукам. Ряд лет состоял председателем экспертной комиссии по геологии Западно–Сибирского научно–технического совета Министерства высшего образования. Заслуженный деятель науки РСФСР (1960 г.). [1]

Семья

Старший сын Борис (1921–1942) пропал без вести в ходе боев под Москвой, будучи командиром роты. Вадим (1926–1991) принимал участие в войне, был ранен, окончил в 1950 г. ТГУ, работал старшим геологом в тресте строительных материалов; после окончания аспирантуры защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата геол.–минерал. наук и работал ассистентом, затем доцентом на кафедре петрографии ГГФ ТГУ. [1]

Увлечения

Помимо науки у Венедикта Андреевича было два сильных увлечения – разведение роз и живопись, которые шли с ним всю жизнь. Он первый начал высаживать розы в Сибири и за пятьдесят лет испытал четыреста сортов, доказав, что розы и мороз могут соседствовать. Свой многолетний труд по селекции и культивированию роз в Сибири обобщает в книге «Розы Сибири». Более 70 картин написано, не один раз устраивались персональные выставки. «С выставки картин В.А.Хахлова в Томском государственном университете не хочется уходить, так как много человеческого одухотворения в его полотнах, каждая из его картин волнует, задерживает внимание. Пейзажи, натюрморты, акварели – во всем виден вдохновенный человек, их автор большой ученый и тонкий ценитель всего эстетического в природе», - пишет профессор, член Союза писателей СССР Н.Бабушкин. [4]

Репрессии

20 апреля 1949 г. подвергся аресту по «красноярскому делу» геологов, обвинен в «подрыве государственной промышленности» и осужден по статье 58 п. 7 на 10 лет. Срок отбывал в Норильском лагере сначала на общих работах (рытье котлована, расчистка подъездных путей от снега), затем в январе 1951 г. был переведен на подконвойную работу в Геологическом управлении геотехником по углю в группу, занимавшуюся подсчетом запасов Кайерканского месторождения. Кроме того, Вен.А. занимался определением палеонтологических коллекций и основал палеонтологическую лабораторию. Им было составлено пособие по палеоботанике. По своей инициативе организовал постоянно действующие курсы для геологов полевых партий, где изучались палеоботаника и стратиграфии северо–запада Сибирской платформы. Определением Военной коллегии Верховного Суда СССР в связи с прекращение дела за недоказанностью состава преступления в 1954 г. был освобожден и с 10 мая 1954 г. восстановлен в должности профессора, а с 28 мая в должности заведующего кафедрой палеонтологии, которой заведовал до 1 февраля 1972 г. (после этого состоял профессором кафедры до смерти в 1972 г.). [1]

Из протокола заседания ячейки ВКП(б) ТГУ о профессоре В.А. Хахлове.

29 января 1929г.

Протокол № 6 Заседания бюро коллектива ВКП(б) при Томском государственном университете, состоявшегося 29 января 1929г.

Присутствуют члены бюро: Савченко, Лейкин, Кузнецов, Чернева, Дмитриев, Иванников, Колюшев. Кандидаты: Моисейчик. Актив: Иванов-Незнамов, Шелаев, Никонов, Ибрагимов, Залесский, Янушевич, Тумашева, Субботина, Серебренникова, Солонинкин, Селезнева, Барабанчик, Юдкина, Батин, Акулов и Валеев.

ПОВЕСТКА ДНЯ:

[…]

2) О деле профессора Хахлова.

СЛУШАЛИ: О деле профессора Хахлова (Савченко).

Как информировал Вас Лейкин на фракции, профессор Хахлов совершенно не удовлетворяет преподаванию, низкий академик, политически вредный. В прошлом году вопрос стоял остро. Разрешить не пришлось, так как ситуации не было в правлении и с ОК ВКП(б) не было договоренности. Теперь опять всплывает вопрос о Хахлове. Весной комиссия его работу обследовала и подтвердила факты его авторитета. Вопрос стоял на вузовском совещании по согласованию с Вихоревым и решили этот вопрос двигать. В ОК ВКП (б) установилась линия более или менее осторожная. Ревердатто ведет тонкую и осторожную политику. Хахлова нужно провалить, Савичев говорит о том, что мы должны улучшить кафедру даже и в связи с тем, если б вышел кто-либо в отставку. Теперь создалось определенное понимание в мозгах работников ОК ВКП (б). Савичев мотивировал свою позицию тем, что Хахлов должен быть такой же, т.е. делать все так, чтобы улучшить работу кафедры, но не останавливаться перед тем, что Хахлов подаст в отставку. Я думаю, что нам нужно сделать в этом вопросе определенность. Колюшев: «Хахлов организовал студенчество, чуждое нам, вел все время политику против нас. Научная ценность его известна всем. Если научные сотрудники говорят о нем как о человеке науки без определенной ценности, то говорить здесь не приходится. Ревердатто струсил в нужный момент, а ранее решал и говорил другую политику. Фигура Хахлова известна всем и нужно действовать решительно».

Шалеев: «Ревердатто согласился сначала, а затем отказался. Отнесся критически. Он ставил этот вопрос определенно раньше, а теперь отступает. В последнем своем заявлении он сказал, что студенчество в этом вопросе сделало ляпсус. Надо добиваться решения этого вопроса в нашу пользу».

Лейкин: «Фронт ослаблять нельзя. Провести его по всем швам хорошо».

Пост.: Поручить тов. Савченко, Лейкину доложить об установке ячейки в этом вопросе ОК ВКП(б) и согласовать с ним вопрос о проведении в жизнь вопроса о провале профессора Хахлова.

Председатель Лейкин

Секретарь Перякин

Источники

1. http://geo.tsu.ru/faculty/history/person/hahlov/

2. http://www.g-to-g.com/index.php?version=rus&module=5&id=1555

3. http://www.sovgeology.su/?page_id=523

4. http://kultura-vko.narod.ru/jurnal.files/page8.html

5. «Столетие горно-геологического образования в Сибири». Томск: Изд-во «Водолей», 2001-704 стр.