Физика пучков заряженных частиц и ускорительная техника

Материал из Электронная энциклопедия ТПУ
Перейти к: навигация, поиск

Научная школа: Физика пучков заряженных частиц и ускорительная техника

В научной школе «Физика пучков заряженных частиц и ускорительная техника» (рук. профессор Усов Ю.П.) выполняются научные исследования по изучению воздействия мощных ионных и нейтронных потоков на вещество.

Разработаны методы высокодозной имплантации импульсно-периодическими пучками ионов металлов в условиях квазистационарного разогрева образцов импульсно-периодическим пучком с увеличением глубины легирования и послойного нанесения покрытий с использованием абляционной плазмы, показана возможность формирования адгезионно-прочных покрытий с широким переходными слоями.

Ускорительная техника в ТПИ (ТПУ) – ускорители заряженных частиц, разработанные учеными Томского политехнического института.

Предпосылки

Разработка проблем теории и практики ускорения заряженных частиц в Томском политехническом институте была начата в 1946г. по инициативе ректора института профессора А.А. Воробьева. В те годы все работы, касавшиеся учкорителей, как в СССР, так и в других странах, были строго засекречены и взаимный обмен научной ирнформацией между чеными практически исключался. Поэтому созданный в ТПИ небольшой коллектив ученых и инженеров был поставлен перед необходимостью начинать исследованиря с нуля – изучения основ теории индукционного ускорения электронов, проектирование отдельных узлов ускорителя и установки в целом, разработка технологии производства, а затем – изготовление, монтаж, накладка и запуск готового ускорителя. [1; 60]

Бетатроны

В качестве первого ускорителя ТПИ, подлежащего разработке, Воробьевым А.А. был предложен индукционный ускоритель – бетатрон. Постановка такой задачи была очень смелым шагом, так как требовала длясвоего решения наличия специалистов высокой квалификации в различных областях науки и техники – в теории электромагнитного поля, электротехнике, высокочастотной импульсной технике, вакуумной технике, дозиметрии и др.

Последующий ход событий показпал, что выбранное научное направление являетсячрезвычайно плодотворным, и принятые методы решения научных и практических проблем вполне себя оправдали. Бетатронной тематикой были впоследствии заняты сотни научных сотрудников, инженеров и студентов института, организованы многие научные лаборатории и опытные производства, открыта подготовка инженерных кадров по ряду новых специальностей (ускорители заряженных частиц; дозиметрия ионизирующих излучений; неразрушающие методы контроля и др.). В результате изготовлены и посталены заказчикам многие десятки бетатронов. Бетатроны ТПИ работают во многих странах мира (Китай, Индия, Англия, Франция, Финляндия, Германия, Италия, Польша, Чехия и др.).

Созданные оригинальные конструкции бетатронов предназначены для исследования и обеспечения технологических процессов контроля материалов и изделий, радиоактивного анализа и применении в медицине и биологии, а в последующем для постановки тонких экспериментов по исследованию характеристического и переходного излучений, возникающих при взаимодействии ускоренных электронова со средой. [1]

Сама идея создать такой ускоритель зародилась в 20-е – 30-е гг., в том числе у немецкого физика Штейнбека и швейцарца Р. Видерое. Военные события конца 30-х годов не позволили реализовать эти идеи в Европе. Первый бетатрон был запущен в 1941г. в Иллинойском технологическом университете США группой физиков под руководством профессора Д. Керста, в 1946г. – в Швейцарии под руководством профессора Р. Видерое, в 1947г. – в Томске. Бетатроны изготавливались и в других странах, и в других институтах СССР. Но только в Томске эта проблема была решена как создание нескольких классов установок общего и специального назначения.

В апреле 1964г. в г Иена (ГДР) под председательством директора Технико-физического института профессора Эккарда состоялась международная конференция по созданию и применению бетатронов. На этой конференции советских бетатроностроителей предствляла делегация в составе профессора А.А. Воробьева и доцентов В.А. Москалева и М.Ф. Филиппова. На пленарном заседании после вступительного слова председателя оргкомитета профессора Эккарда выступили вице-президент академии наук ГДР Штейнбек, руководитель электротехнического отдела швейцарскойфирмы «Браун-Бовери» профессор Видерое, профессор А.А. Воробьев, а также ученые США, Чехословакии и Румынии, где также были созданы оригинальные конструкции бетатронов.

Однажды, в конце дня, профессор Эккард пригласил А.А. Воробьева к себе в кабинет для обсуждения достиженийи перспектив дальнейшего развития бетатроностроения. В кабинете, кроме профессора Эккарда, были профессора Штейнбек и Р. Видерое, основатель и президент фирмы «Гамма-Мат» профессор Зауервейн. У собеседников было очень много вопросов о достижениях томской школы бетатроностроения. При этом неоднократно говорилось, что создание трех классов установок, т.е. промышленного назначения на энергии 15-35 Мэв, специального назначения – сильноточных и стереобетатронов, а также малогабаритных, является не только достижением мирового уровня, но и свидетельствует о создании в Томском политехническом институте коллектива специалистов. Подчеркивался высокий уровень научного руководства работами и прогнозированием направления развития проблемы. В итоге профессора Штейнбек, Р. Видерое и Зуервейн выразили желание приехать в Томск для озакомления с достижениями в бетатроностроении. В последующем стараниями профессоров Л.М. Ананьева и В.Л. Чахлова удалось создать соваместное производство малогабаритных бетатронов с английской фирмой и выйти, таким образом, на мировой уровень развития и производства бетатронов.

В начале 1940-х гг. А.А. Воробьев сделал попытки начать работу в данном направлении, однако в то время не было ни технической готовности, ни специалистов. Работы по этой проблеме по инициативе А.А. Воробьева были продолжены в 1945г. группоспециалистов в составе доцентов Б.Н. Родимова, А.К. Потужного, В.Н. Титова, М.Ф. Филиппова и еще нескольких человек. Наибольшего успеха в этом деле добилось второе поколение ученых. Это профессор В.И. Горбунов, специализировавшийся со своим коллективом по установкам широкого назначения, профессора Л.М. Ананьев и В.Л. Чахлов, возглавившие разработку малогабаритных бетатронов и профессор В.А. Москалев, создавший уникальные сильноточные бетатроны и стереобетатроны. Научное руководство общей проблемой возглавлял А.А. Воробьев. [2; 79-81]

Бетатрон – циклический индукционный ускоритель, в котором для ускорения электронов используется вихревое электрическое поле, создаваемое переменным магнитным потоком, одновременно управляющим движением электронов по заданной траектории.

На базе разработок бетатронов защищены сотни кандидатских и десятки докторских диссертаций, опубликованы более 40 научных монографий и многие сотни статей в периодической печати.

Бетатроны ТПУ хорошо известны мировой научной общественности по многочисленным международным выставкам, где они экспонировались. Организационно выпуск бетатронов осуществлялся в начальный период на базе лабораторий физико-технического и электрофизического факультетов, затем производство было включено в программу работ вновь открытого НИИ электронной интроскопии, а в Институте ядерной физики был начат выпуск специализированных сильноточных бетатронов.

С 80-хгг. производство и выпуск бетатронов всех разновидностей и разного назначения сосредоточены в НИИ интроскопии при ТПУ, который является единственным в стране поставщиком этих надежных и удобных в эксплуатации источников ионизирующего излучения. Разработка бетатронов в Томском политехническом институте была начата в 1946 г., в 1947 г. сотрудниками института был введен в действие первый российский бетатрон.

За прошедшее время изучены физические процессы, разработаны теория работы и инженерная методика проектирования ускорителя, созданы конструкции бетатронов различных типов и назначения, составлены рекомендации по применению ускорителей для разных целей. Созданные оригинальные конструкции бетатронов предназначены для исследования и обеспечения технологических процессов контроля материалов и изделий, радиоактивационного анализа и применения в медицине и биологии.

Сразу же после запуска первого отечественного бетатрона были начаты работы над бетатронами с более высокими энергиями и мощностями дозы излучения, которые затем успешно применялись для научных исследований и решения практических задач.

Была начата работа по созданию бетатронов на энергии 15 МэВ, организована лаборатория по выпуску бетатронов для высших учебных заведений страны. Эта лаборатория на хоздоговорной основе изготовила малую серию бетатронов на 15 МэВ для вузов Москвы, Ленинграда, Свердловска и других городов. На этих ускорителях были развернуты исследовательские работы по использованию бетатронов в медицине и в дефектоскопии изделий промышленности.

Молодые ученики А.А. Воробьева, продолжая работы по дальнейшему совершенствованию конструкций бетатронов, увеличению их энергии и мощности дозы излучения, расширению областей их применения, существенно повысили свой научный и служебный потенциал. Многие занимали руководящие должности в научных организациях и вузах, получили звания заслуженных деятелей науки и техники РФ, некоторые преподавали в иностранных вузах за рубежом. А профессор В.А. Москалев, кроме участия в многочисленных международных конференциях, был экспертом ЮНЕСКО по физике в Делийском университете (Индия) и в штаб-квартире ЮНЕСКО в Париже, работал в качестве сотрудника и руководителя отделов высшего образования на советских выставках в Нью-Йорке и Праге.

Впоследствии бетатроны на 5,15 и 25 МэВ работали в НИИ Москвы, Ленинграда, Киева, Казани, Днепропетровска, в Китае и др. В 1959 году институт получил диплом I степени ВДНХ СССР за разработку и изготовление бетатрона Б-3. Воробьев был награжден большой золотой медалью выставки и ценной премией.

Синхротрон «Сириус»

В начале 50-х годов А.А. Воробьев четко представлял, что успешное использование электронных ускорителей заряженных частиц в ядерной физике возможно только в случае создания таких ускорителей уже не на миллионы, а на миллиарды электронвольт. Из циклических ускорителей, как показали работы учеников Александра Акимовича, И.П. Чучалина, Г.И. Димова и И.Г. Лещенко, максимальная энергия ускоренных электронов в бетатронах ограничивается сотнями МэВ. Поэтому он предложил заняться разработкой и созданием ускорителей электронов–синхротронов на энергии, измеряемые миллиардами электронвольт.

Для разработки и создания таких уникальных установок потребовались высококвалифицированные, специально подготовленные кадры и новые формы научно-исследовательских работ. Много сил и энергии приложил А.А. Воробьев для открытия в ТПИ новых факультетов и кафедр, чтобы готовить инженеров-физиков для реализации ядерной программы. Итогом его усилий явилось постановление Совета Министров СССР от 7 мая 1949 года об организации в ТПИ физико-технического факультета. Затем последовал приказ министра Высшего образования СССР С.В. Кафтанова об открытии в 1950 году ФТФ при ТПИ в составе четырех специальностей, а также предписывалось на ФТФ создание 6 кафедр. Ректору ТПИ, профессору А.А. Воробьеву была предоставлена широкая возможность для обновления и пополнения преподавательского состава за счет привлечения к учебному процессу молодых перспективных ученых, главным образом, выпускников аспирантуры. С этой миссией А.А. Воробьев побывал во многих ведущих вузах страны, в частности, в Ленинградском электротехническом институте, Харьковском электротехническом институте и др. Ряды преподавателей ТПИ пополнили Г. Сипайлов, В. Панов, Б. Извозчиков, И. Зильберман, М. Пинский, В. Денисова, К. Шульженко и др. Большинство из них считали годы работы в ТПИ наиболее плодотворными и полезными и давали высокую оценку мудрой политике А.А. Воробьева в кадровом вопросе, отмечая его решающую роль в росте рейтинга и популярности политехнического.

В 1955 году в составе ФТФ была организована научно-исследовательская лаборатория №2, начальником которой был назначен И.П. Чучалин, а главным инженером Г.И. Димов. Научным руководителем лаборатории являлся А.А. Воробьев. В этом же году при обсуждении эскизного проекта синхротрона «Сириус» (Сибирский резонансный импульсный ускоритель) на совещании в Минвузе СССР было принято решение о повышении максимальной энергии ускоренных электронов с 1000 до 1500 МэВ, так как к тому времени уже было известно о разработке синхротрона в Италии на 1100 МэВ и о разработке в США Корнельского синхротрона на 1200 МэВ.

При поддержке первого секретаря Томского обкома КПСС В.А. Москвина и содействии заместителя председателя Совета министров М.Г. Первухина, курировавшего атомную и ядерную энергетику, Воробьев добился принятия решения СМ СССР о выделении ТПИ необходимых фондов на материалы и комплектующие изделия, а также средств на их приобретение и изготовление.

Реализацию этого решения А.А. Воробьев поручил своим ученикам – руководителям лабораторий и ответственным исполнителям отдельных узлов. В 1958 году на базе трех лабораторий ФТФ: №1 – фотоядерных исследований, №2 – разработки электронных ускорителей, №3 – циклотронной лаборатории, был создан НИИ ядерной физики, электроники и автоматики. Директором НИИ ЯФ был назначен 32-летний к.т.н. И.П. Чучалин, руководителем сектора разработки ускорителей на высокие энергии – Г.И. Димов, разработки электротехнических и радиотехнических систем – Б.А. Солнцев, вакуумной техники – А.Г. Власов, сверхвысоких частот – А.Н. Диденко.

К процессу изготовления отдельных узлов синхротрона были привлечены на договорной основе заводы Ленинграда, Свердловска, Новосибирска, Томска, Юрги и др.

Для большей гарантии того, что создаваемый синхротрон «Сириус» оправдает возлагаемые на него надежды, было принято решение создать модельный синхротрон на энергию 300 МэВ (установка «РФ-Томск»). Изготовление отдельных элементов модельного синхротрона производилась в экспериментальных мастерских, а его монтаж и настройка - в помещении нового 11-го корпуса. 12 апреля 1961 года состоялся успешный пуск модельного синхротрона.

28 января 1965 года был осуществлен физический пуск синхротрона «Сириус» на 1,5 ГэВ. [3]

Синхротрон имеет два канала для получения тормозного и рентгеновского излучений, два канала синхротронного излучения, автоматизированную систему исследований. [1]

Первые эксперименты на синхротроне начались с изучения динамики ускоряемых частиц. Были проведены исследования влияния квантового характера синхротронного излучения на динамику электронов в синхротроне. В первом эксперименте, проведенном в1968-1969 годах уже на пучке γ-квантов, было измерено время жизни π°-мезона с лучшей в мире точностью. Теоретические исследования были связаны с изучением свойств гиперядер, рассеянием, фото- и электророждением мезонов на нуклонах и ядрах. В 70-х годах уже прошлого века в теоретических и экспериментальных исследованиях на «Сириусе» сложилось в лаборатории два основных научных направления, в которых сотрудниками лаборатории получены приоритетные результаты. [4]

В 80-е и 90-е годы был модернизирован синхротрон, получены интенсивные поляризованные пучки фотонов высокой энергии, созданы многоцелевые детектирующие системы на основе широкоапертурных детекторов, создана локальная вычислительная сеть. На новых экспериментальных установках были получены важные и приоритетные физические результаты по околопороговому образованию нейтральных мезонов на легких ядрах, эксклюзивному фотообразованию пионов на ядрах углерода и по парциальным реакциям фотообразования нейтральных пионов на легчайших ядрах, фотодезинтеграции дейтерия линейно поляризованными фотонами.

Важным направлением исследований на синхротроне была физика взаимодействия ультрарелятивистских электронов с конденсированными средами. Это направление начало интенсивно развиваться в конце 70-х под руководством А.П. Потылицына.

Прецизионное измерение характеристик КТИ, проводившееся на синхротроне “Сириус" во второй половине 70-х годов, показало на¬личие явных аномалий, которые не описывались теорией КТИ. Так, в эксперименте, проведенном на "Сириусе" с монокристаллом алмаза, был обна¬ружен эффект КТИ В. Началось исследование излучения при каналировании (ИК) релятивистских частиц. В эксперименте на «Сириусе» в 1978 г. впервые было показано, что радиационные потери имеют ярко выражен¬ный максимум в случае движения электронов вдоль кристаллографической оси. Несколько позже аналогичные результаты были получены российско-американской группой на позитронном пучке Стэнфордского ускорителя и ереванской группой на синхротроне "АРУС". Обнаруженный эффект широко использовался впоследствии для ориентации кристал¬лических мишеней на многих ускорителях. Также целый ряд других характеристик ИК, измеренных впервые на синхротроне "Си¬риус", нашли свое подтверждение и развитие в экспериментах, поставленных на раз¬личных электронных ускорителях Европы, Японии и стран СНГ. В качестве возможного приложения ИК была показана возможность создания эффектив¬ного источника позитронов на основе конвертора из ориентированного кристалла, которая была проверена в 1996 г. в российско-японском эксперименте на Токийском синхротроне. В 1998 г. аналогичный совместный эксперимент был проведен на линейном ускорителе Национальной лаборатории по физике высоких энергий (Цукуба, Япония).

В 1985 году в эксперименте, проведенном на "Сириусе", обнаружен новый тип излучения, названный параметрическим рентгеновским излучением (ПРИ). В дальнейшем, ха¬рактеристики ПРИ были исследованы на "Сириусе" с использованием современной аппаратуры (гониометр с азотным охлаждением, координатные рентгенов-ские детекторы, полупроводниковые спектрометры и др). Результаты пионерских экспериментов томской группы были подтверждены как теоретически, так и экспериментально во многих ускорительных лабора¬ториях США, Японии, Канады, Германии.

Сотрудники лаборатории неоднократно принимали участие в экспериментах по исследо¬ванию характеристик ПРИ на зарубежных ускорителях, а известные ученые из США и Японии (М. Моран, Р. Фиорито, И. Эндо, К. Накаяма) приезжали в Томск для со-вместных экспериментов на синхротроне "Сириус".

В этот же период проводилось исследование излучения релятивистских электронов в аморфных средах. Так, был впервые зарегистрирован эффект Ландау-Померанчука при излучении электронов с энергией менее 1 ГэВ. В 1996 году было впервые зарегистрировано поляризационное тормозное излучение. В 2002 г. объект "Сириус" под руководством Н.А. Лашука вошел в состав лаб.11.

В 2000-е годы на синхротроне «Сириус» проведены два эксперимента. В одном исследовались изобарные конфигурации в ядрах. Была сделана оценка числа Delta-изобар в основном состоянии легких ядер. Результаты другого эксперимента по фотообразованию отрицательных пионов на углероде были интерпретированы как проявление квазисвязанного состояния ядра и Delta-изобары (такие состояния были названы нами Delta-ядрами). На основе данных эксперимента были оценены масса и ширина Delta-ядра 11BΔ. Также выполнен анализ ранее полученных экспериментальных данных по фотообразованию пионов на ряде ядер в Майнце, Сакле и Томске. В результате, дополнительно обнаружены еще четыре Delta-ядра. Перспективы развития этой тематики связаны с продолжением исследований на электронном синхротроне «Пахра» ФИАНа в рамках договора о научно-техническом сотрудничестве между ТПУ и ФИАНом, подписанном в 2009 году.

В течение более 40 лет на синхротроне "Сириус" выработано на эксперимент около 100 тысяч часов пучкового времени. По результатам создания ускорителя, экспериментальным и теоретическим исследованиям проведено 9 всесоюзных конференций по электронным ускорителям, всесоюзная школа молодых ученых, заседание Совета АН по Э/М взаимодействиям, 8 международных симпозиумов "Излучение релятивистских электронов в периодических структурах" (RREPS), защищено более 20 докторских и около 100 кандидатских диссертаций.

С 2000 г. на пучках синхротрона и микротрона–инжектора синхротрона «Сириус» были начаты исследования дифракционного излучения релятивистских частиц и излучения Смита-Парселла в оптическом и миллиметровом диапазонах длин волн, что положило начало новому направлению исследований – невозмущающей диагностики пучков. [5]

Параллельно с разработкой и сооружением ускорителей собственными силами, в ТПУ монтировалисьт ускорители, изготовленные и поставляемые в ТПИ другими научными учреждениями СССР. Так институтом электрофизической аппаратуры им. Д.В. Ефремова (Ленинград) были посмтавлены циклотрон и электростатический генератор ЭСГ-2,5. Циклотронная лаборатория была создана в ТПИ в 1957г. Циклотрон с диаметром полюсов 120 см. может ускорять протоны до 33 Мэв. Позже циклотрон был модернизирован, что позволило ускорять на нем, кроме протонов, также дейтроны, ядра гелия, ионы тяжелых газов – углерода, азота, кислорода. Наряду с физическими исследованиями, получением коротеорежущих радионуклидов, на базе циклотрона создан (совместно с НИИ онкологии) медико-биологический комплекс для нейтронной терапии злокачественных опухолей.

Электронные и ионные ускорители в ТПИ в 1960-1980-х гг.

Параллельно с разработкой и сооружением ускорителей собственными силами, в ТПУ монтировалисьт ускорители, изготовленные и поставляемые в ТПИ другими научными учреждениями СССР. Так институтом электрофизической аппаратуры им. Д.В. Ефремова (Ленинград) были посмтавлены циклотрон и электростатический генератор ЭСГ-2,5. Циклотронная лаборатория была создана в ТПИ в 1957г. Циклотрон с диаметром полюсов 120 см. может ускорять протоны до 33 Мэв. Позже циклотрон был модернизирован, что позволило ускорять на нем, кроме протонов, также дейтроны, ядра гелия, ионы тяжелых газов – углерода, азота, кислорода. Наряду с физическими исследованиями, получением коротеорежущих радионуклидов, на базе циклотрона создан (совместно с НИИ онкологии) медико-биологический комплекс для нейтронной терапии злокачественных опухолей.

Электростатический генератор на 2,5 Мэв может ускорять или электроны, или ионы; с его помощью проводятся исследования по радиационной физике. Генератор дает пучки электронов, ионов гелия, ионов водорода с энергией 2,3 Мэв. На базе электростатического ускорителя получен новый «ионный микрозонд». Фокусирующаясистема позволяет получать пучок диаметром до 10 микрометров, что значительно расширяет экспериментальные возможности усановки.

Линейный ускоритель электронов «Электроника» ЭЛУ-4 предназначен для радиационной обработки электронным пучком изделий электронной техники. Ускоритель разработан в НПО «Торий» (Москва) и введен в эксплуатацию в 1986г. Диапаззон регулировки средней энергии ускоренных электронов составляет 2,3-4,1 Мэв. Максимальная энергия ускоренных электронов достигает 6 Мэв. Максимальный средний ток ускоренных электронов равен 1000 мкА. Ускоритель снабжен устройством для развертки электронного пучка. Ускоритель используется для радиационных испытаний элементов бортовой аппаратуры космических аппаратов, радиационной стерилизации радиационного сырья и изделий, медицинской техники, а также для отработки радиационных технологий.

На основе комплекса ускорителей в составе линейного ускорителя ЭЛУ-4, бетатрона МИБ-6э и бетатрона Б-10э в НИИ интроскопии создана учебно-научная лаборатория «Прикладнаяфизика» для выполнения лабораторных работ студентами физико-технического, электрофизического, а также факультета автоматики и электромеханики.

60-70-е гг. ознаменовались развитием сильноточных электронных и ионных ускорителей. За короткий срок была создана серия ускорителей с энергией частиц до 1 Мэв и мощностью пучка до 100 МВт. Первым таким ускорителем явился сильноточный ускоритель «Тонус». Затем появился сильноточный ускоритль микросекундной длительности с запасаемой энергией мегаджоульного диапазона «Тонус-2М», сильноточный ускоритель с промежуточным емкостным накоплением энергии «Вера», многоцелевой сильноточный ускоритель «Луч», сильноточный ускоритель «Дубль», линейные индукционные ускорители.

На ускорителях проводились исследования по транспортировке сильноточных релятивистских электронных пучков в газе и вакууме, их взаимодействию с границей раздела двух сред, влияний на свойства различных материалов, по генерации мощного СВЧ-излучения.

Одновременно с работами по электронным пучкам были начаты исследования по генерации сильноточных ионных пучков. Предложены и реализованы принципиально новые методы и системы для эффективного формирования мощных ионных пучков наносекундной и микросекундной длительности («Темп», «Вера», «Мук»). Созданы сильноточные источники ускоренных ионов и плазмы, основанные на генерации плазмы вакуумной дугой, работающие в режиме импульсно-периодического извлечения и ускорения ионов и в импульсно-периодическом или непрерывном режимах формирования плазменных потоков («Радуга-1»-«Радуга-2»).

Ионные пучки находят широкое применение в исследованиях по модификации поверхности материалов и реализации технологических режимов –высококонцентрированной имплантации и плазменного осаждения покрытий и динамических режимов ионного перемешивания.

Решающий вклад в развитие ускорительной тематики в ТПУ, выполнявшийся под общим руководством А.А. Воробьева, внесли коллективы, руководимые профессорами И.П. Чучалиным, А.Н. Диденко, В.А. Москалевым, Л.И. Ананьевым, В.И. Горбуновым, Ю.П. Усовым, Г.Е. Ремневым, А.И. Рябчиковым, В.А. Чахловым и др. [1]

Источники

1. Журнал ТПУ «Томский политехник» /Издание Ассоциации выпускников ТПУ; № 6, 2000г.-224с.

2. М.Г. Николаев. «Ректор Томского политехнического института А.А. Воробьев. Воспоминания, размышления». Изд-во «Красное знамя», Томск, 2000г. – 142с.

3. http://portal.tpu.ru/person/vorobiev/science/synchrotron

4. http://portal.tpu.ru/departments/laboratory/lab11

5. http://portal.tpu.ru/departments/laboratory/lab11/history

6. Становление и развитие научных школ Томского политехнического университета: Исторический очерк/Под ред. Ю.П. Похолкова, В.Я. Ушакова. – Томск: ТПУ, 1996. – 249 с.

7. http://portal.tpu.ru/person/vorobiev/science/betatron