Богацкий Вячеслав Вячеславович

Материал из Электронная энциклопедия ТПУ
Перейти к: навигация, поиск

Богацкий Вячеслав Вячеславович (1913 - 18 апреля 1981гг.) - ученый в области геологии и прогноза месторождений полезных ископаемых. Исследователь железорудных месторождений края, автор прогнозных карт, метода пространственно-статистического анализа геологической информации, работ по теории и практике методики разведки месторождений полезных ископаемых, математических методов и системного анализа в геологии, прогнозе МПИ. [1; 146][2]

Биография

Родился в Петербурге. После окончания средней школы в 1930 поступил на геологоразведочный ф-т ТИИ (ТПУ). Студентом в 1934 выполнил первую самостоятельную работу по вулканизму одного из районов Казахстана. Первый раз был арестован студентом в 1935, судим специальной коллегией Западно-Сибирского краевого суда и приговорен к ссылке в Хабаровский край на 5 лет. С 1935 по 1940 работал на строительстве ж. д. Волочаевка-Комсомольск. В начале 1941 вернулся в Западную Сибирь. С 1943 руководил разведкой Ирбитского железорудного м-ния, а в начале 1944 перешел на работу в Красноярское ГУ. Второй раз был арестован в мае 1949 по «красноярскому делу». Осужден ОСО при МГБ СССР от 28 октября 1950 на 15 лет ИТЛ. Срок отбывал в колымских лагерях, работал в «шарашке», — Северной КТЭ № 8 при Первом управлении Дальстроя, занимался методикой разведки и подсчета запасов, жил в зоне. В 1953-1954 был ст. геологом ГРУ. После реабилитации (31 марта 1954) вернулся в Красноярское ГУ. В последние годы работал ст. науч. сотрудником Красноярского отд. СНИИГГИМСа. [3]

Научная деятельность

По его инициативе и при его непосредственном участии были начаты и проводились прогнозно-металлогенические и геохимических исследования, исследования по методике разведки, внедрялись математические методы количественного прогнозирования. На всех этих направлениях были достигнуты положительные результаты. [4]

Еще будучи студентом геологического факультета Томского технологического института, Б. выполнял самостоятельные исследовательские работы в Рудном и Горном Алтае, Салаире, Казахстане. В 1935г. на основе самостоятельных исследований вулканизма района г. Семипалатинска подготовил дипломную работу, но не защитил из-за ареста.

В то время в стране начиналось строительство новых городов, заводов, железных дорог. Специалистов не хватало, остро нужны были геологи. Сначала Б. попал в шахту им. Ворошилова в г. Прокопьевске, затем на строительство железной дороги Волочаевка-Комсомольск.

Несмотря на статус заключенного, обиду за необоснованное обвинение, Б. с головой ушел в работу, не считаясь ни со временем, ни с трудными условиями. Его упорный труд заметило начальство и дало возможность продвигаться по служебной лестнице. Он прошел служебный путь от начальника отдела до главного геолога строительства железной дороги. В это же время им открыто и разведано Литовское буроугольное месторождение, проведен ряд инженерно-геологических исследований и гидрогеологических работ народнохозяйственного значения.

Работая младшим научным сотрудником в Дальстрое, занимался экспертизой золоторудных и редкометалльных месторождений северо-востока СССР, разрабатывал различные инструкции по методике разведки.

После возвращения в Красноярск выполнил крупное обобщение по железу и титану Красноярского края, сделал прогнозы, которые подтвердились разведочными работами. С этого времени, работая в комплексной тематической экспедиции Красноярского геологоуправления и КО СНИИННиМСе, В.В. полностью посвятил себя науке.

Он продолжил изучать железорудные месторождения юга Сибири, исследуя вопросы достоверности опробования, подсчета запасов, обоснования методики расчета геологического строения, что позволило выявить закономерности в размещении железооруденения.

В 1971г. в ВИМСе Б. защитил диссертацию по монографии, в которой научно обосновал масштабы вертикального «размаха» магнетитового оруденения, доказал возможность нахождения магнетитовых руд на больших глубинах. [1]

Труды

Монографии: "Вертикальная амплитуда эндогенного оруденения и оценка региональных перспектив" (1970), "Пространственно-статистический анализ геологического строения и размещения полезных ископаемых" (1976), "Механизм формирования структур рудных полей" (1986). [1]

Увлечения

Любил и знал художественную литературу, особенно научно-популярную и научную фантастику. Свою личную библиотеку, насчитывающую 7 тысяч томов, он завещал передать городской библиотеке г. Красноярска – после своей смерти и смерти своей жены. [1]

Семья

Жена – Якушева Нина Павловна. Она не только создавала условия для продуктивной работы В.В., но и непосредственно участвовала в его работах, начиная с разведки Ирбинского месторождения. Когда в 1949г. Б. репрессировали и отправили в Магадан, она уехала вслед за ним, за что он получил кличку «Декабрист». Сам В.В. говорил, что без ее поддержки и помощи он не смог бы работать продуктивно. «Всем, что я сделал в науке, я обязан ей» - говорил он. [1]

Дело геологов 1949

Среди репрессированных геологов 1949г. были выдающиеся ученые: академики, члены-корреспонденты, доктора наук, профессора, известные специалисты по полезным ископаемым, геофизике, геоморфологии и др. Большинство из них были истинными интеллигентами. Обратим внимание на слово "интеллигент" – оно было особенно ненавистно и преследуемо на протяжении последнего семидесятилетия. Упомянем о преступниках и палачах, действовавших вплоть до недавнего времени.

Как возникло дело геологов 1949 г.? В то время главным редактором "Правды" был П.Н.Поспелов, а одним из его корреспондентов – А.Ф.Шестакова. Ее знали многие. Она бывала в институтах, учреждениях, на конференциях, и ей была свойственна, как и другим в то время, истерическая потребность искать вредителей в науке, технике, народном хозяйстве страны. В одну из своих командировок в Красноярск Шестакова посетила геологический трест. Вот что рассказал об этом посещении М.Н. и Н.Ю.Годлевским И.А.Паукер, бывший в 1938 г. геологом Красноярского геотреста, а в дальнейшем работавший в Министерстве геологии РСФСР: "Ей показали коллекцию образцов, в том числе витрину-экспозицию; называли ей составы минералов и какие ископаемые с ними связаны. Среди выставленных в витрине оказался образец тюямунита, и ей объяснили, что это урановая руда. Как оказалось, этот образец кто-то из геологов привез из Ферганы (Тюямуюн – месторождение урана), поставил в витрину, и он не имел никакого отношения к полезным ископаемым Сибири. Однако, увидев минерал, Шестакова заявила, что, очевидно, в Красноярском крае есть месторождение урана, которое до сих пор скрывается от правительства". Из витрины треста тюямунит был отправлен в Москву к известному химику-аналитику Ненадкевичу, который, не зная, что это ферганский образец, сказал, что в нем содержится 1,5% урана и что надо искать коренное месторождение (сообщение профессора Ф.И.Вольфсона). Для версии Шестаковой этого было достаточно.

Вот что вспоминает профессор А.П.Соловов, присутствовавший на заседании в Министерстве геологии в 1948 г., где была организована выставка достижений геологии, в том числе обширные стенды Главгеофизики, возле которых Соловов, бывший тогда главным инженером главка, давал пояснения. Вечером, в день открытия совещания, эту корреспондентку подвел к стендам М.И.Гуревич, познакомил ее с Солововым и просил провести по выставке. "Я, – говорит Александр Петрович, – пытался это сделать. Однако, о чем бы ни шла речь: о росте объемов сейсморазведки или численности специалистов, о геологических результатах геофизических работ или о дислокации геофизических трестов, корреспондентка неизменно прерывала все объяснения вопросом: "А в Красноярском крае?"" В целом, говорит Александр Петрович, у меня осталось столь странное впечатление от нее, что, расставшись с ней и подойдя к находившемуся тут же главному геофизику главка А.И.Дюкову, я охарактеризовал ее как психопатку.

Буря разразилась через год. Целых две недели весь центральный аппарат был занят писанием самых различных справок о состоянии дел, в которых неизменно фигурировала строчка: "...в том числе в Красноярском крае...". "Полетели головы, – рассказывает дальше А.П.Соловов, – появились новые люди, начались массовые аресты так называемых буржуазных ученых – у них в плену были министр геологии И.И.Малышев и его окружение. Связь всего этого с посещением нас упомянутой корресподенткой сомнения не вызывает". В Москве через Поспелова версия Шестаковой о сокрытии геологами уранового месторождения в Сибири была доведена до Сталина. Он вызвал министра геологии Малышева и спросил: "Какие у вас богатства в Сибири?". Тот ответил: "Медь, никель, кобальт, платина, золото". Сталин сказал: "Вас обманули вредители – там есть уран". Начались поиски, создавались тресты, работали экспедиции, искавшие уран. На эти поиски тратились сотни миллионов рублей – все было безрезультатно. Урана не было в Сибири, нет там его и сейчас (сообщения профессоров Ф.И.Вольфсона и В.М.Крейтера). Тем не менее "великий вождь" решил, что от него скрывают месторождения такого стратегически важного сырья, и распорядился разыскать специалистов, которые работали или консультировали в Сибири, репрессировать их и начать дело, которое потом стали называть "дело геологов 1949 г." или "Красноярское дело". В 1949 г. было арестовано 27 человек. Вот некоторые имена.

1. Баландин Алексей Александрович (1898–1967), академик АН СССР, основатель научной школы в области катализа, лауреат Государственной премии. Арестован в 1949 г., реабилитирован в 1954 г. (сведения И.В.Крейтер).

2. Богацкий Вячеслав Вячеславович (г.р. 1910), доктор наук, геофизик, математик. Арестован в 1949 г., реабилитирован в 1954 г. Отбывал срок в Магадане. После реабилитации работал в Красноярском отделении Сибирского института геологии и геофизики. Соделец В.Н.Верещагина (сведения Г.Ю.Гаген-Торн и Ю.Г.Старицкого).

3. Булынников, профессор Томского университета. Репрессирован в 1949 г., реабилитирован в 1954 г. 4. Верещагин Владимир Николаевич (1912–1980). Арестован в 1949 г. Провел в тюрьме в Москве 1 год 8 мес., затем работал по специальности в Магадане. Реабилитирован 22 апреля 1954 г. Соделец В.В.Богацкого (сведения жены З.В.Потаповой и Ю.Г.Старицкого).

5. Вологдин Александр Григорьевич (1896–1971), член-корреспондент АН СССР (избран в 1939 г.). Выдающийся палеонтолог, стратиграф. Известен трудами по региональной геологии азиатской части СССР. Репрессирован в 1949 г., реабилитирован в 1954 г. (сведения Г.Е.Мирсчин).

6. Григорьев Иосиф Федорович (1890–1951), академик АН СССР, профессор. Читал лекции в Ленинградском горном институте и в Горной академии в Москве. Директор Геологического института АН СССР. С 1939 по 1946 г. – заместитель председателя Комитета по делам геологии при СНК СССР. Во время Отечественной войны возглавлял Казахский филиал АН СССР. С 1945 по 1947 г. – главный геолог Комиссии по созданию базы атомного сырья. Арестован в 1949 г., умер в тюрьме после допроса. Реабилитирован 31 марта 1954 г. (сведения А.М. и Ф.И.Григорьевых).

7. Гуревич Михаил Исаевич, ученый секретарь (референт) министра геологии СССР И.И.Малышева. Арестован в 1949 г., погиб в тюрьме (сведения А.Н.Еремеева).

8. Доминиковский Виктор Николаевич (1902–1986). Минералог. Арестован в 1949 г. Работал в заключении в Норильске. Реабилитирован в 1954 г. Работал во ВСЕГЕИ до 1963 г. (сведения дочери Т.В.Доминиковской и Ю.Г.Старицкого).

9. Котульский Владимир Климентьевич (1879–1951), профессор, доктор наук. Выдающийся специалист по полиметаллическим месторождениям. В Ленинграде сначала заведовал отделом цветных металлов. Арестован в 1929 г., приговорен к расстрелу с заменой 10 годами заключения. Освобожден благодаря хлопотам его сестры Елены Клементьевны Котульской – известной певицы Большого театра. Награжден орденом Ленина. В 1932 г. арестован вторично с отбытием наказания сначала в Мончегорске, потом в Норильске. В 1946 г. реабилитирован. Арестован в третий раз в 1949 г., умер по дороге в Норильск (сведения А.Н.Еремеева и Т.Н.Тадиун).

10. Крейтер Владимир Михайлович (1897–1966), профессор Московского геологоразведочного института и Института цветных металлов и золота. Основатель учения о поисках и разведке месторождений полезных ископаемых. На допросах оговорил себя, спасая других. Сказал, что скважины, пробуренные в 30-е гг. на полиметаллических месторождениях восточного Забайкалья, являются "вредительскими". В 50-х гг. начальник Читинского геологического управления Г.К.Волосюк заявил органам МГБ, что контрольное бурение показало безупречную документацию скважин Крейтера. Арестован в 1949 г., реабилитирован в марте 1954 г.

11. Лихарев Борис Константинович, доктор наук, профессор, работал в Ленинграде во ВСЕГЕИ (ЦНИГРИ). Отбывал наказание в Норильсклаге. Большой ученый в области стратиграфии, исторической геологии, палеонтологии. В лагере категорически отказался работать и консультировать по специальности, выполнял только примитивную работу: наклеивал этикетки на образцы. По свидетельству солагерников, вел себя независимо, с истинно дворянским достоинством (сведения М.Н.Годлевского, Б.П.Дубицкого). 12. Меерсон – буровик, сотрудник Министерства геологии СССР. Арестован в 1949 г. (сообщение А.Н.Еремеева).

13. Налимов Василий Васильевич, доктор физико-математических наук, крупный ученый. Первый раз был арестован еще студентом, отбывал срок на Колыме. После освобождения заведовал спектральной лабораторией Алтайской геофизической экспедиции Министерства геологии. Там в 1949 г. арестован повторно, реабилитирован в 1954 г. (сведения А.П.Солового).

14. Ромм Яков Моисеевич, начальник бюро изобретений Комитета по делам геологии. Награжден орденом Ленина. Арестован в 1949 г., погиб в тюрьме (сведения А.Н.Еремеева). 15. Русаков Михаил Петрович (1892–1963), академик Казахской академии наук, выдающийся геолог, первооткрыватель первых месторождений Коунрад (Казахстан) и Алмалык (Узбекистан). Им создан город Балхаш. Его именем названы улица в этом городе и школа-интернат № 2, русаковские слои в нижнем карбоне Казахстана, минерал русаковит (ванадат). Он рассказывал: "Я на первом же допросе признался, что я матерый шпион, и меня не били". Арестован в 1949 г., реабилитирован в 1954 г. (сведения А.П.Солового).

16. Тетяев Михаил Михайлович (1882–1956), известный геотектонист, профессор Ленинградского горного института, с 1932 по 1934 г. – заместитель директора ВСЕГЕИ (ЦНИГРИ). Арестован в 1949 г., реабилитирован в 1954 г. (сведения дочери Т.М.Тетяевой).

17. Филатов Константин Васильевич (1907–?, умер в 60-х гг.), специалист по разведке месторождений полезных ископаемых, особенно цветных металлов. Репрессирован в 1949 г., после реабилитации в 1954 г. работал в Министерстве геологии РСФСР руководителем управления минеральных ресурсов (сведения Г.Е.Мирсчин).

18. Шаманский Лев Иосифович, профессор, заведовал кафедрой разведывательного дела Иркутского горного института (ныне – Политехнический институт). Умер в заключении (сведения Ф.И.Вольфсона).

19. Шахов Феликс Николаевич (1894–1971), член-корреспондент Сибирского отделения АН СССР. Арестован в 1949 г., реабилитирован в 1954 г. (сведения А.П.Солового).

20. Шейнманн Юрий Михайлович (1901–1974), доктор наук, окончил Ленинградский горный институт. Работал в Геологическом комитете (Ленинград), затем 3 года в Иркутске, потом снова в комитете в Москве. Первый раз арестован в 1938 г. (после геологического конгресса), осужден на 8 лет (провел в Норильсклаге). В 1945 г. освобожден и переведен в Ангарскую экспедицию Красноярского управления. В 1947 г. вернулся в Москву. Арестован второй раз в 1949 г. и до 1954 г. отбывал срок в Магадане. Реабилитирован в 1954 г. Работал в Москве в Аэрогеологии, потом во Всесоюзном институте минерального сырья, затем в Институте физики земли (сообщение дочери Г.Ю.Гаген-Торн).

21. Эдельштейн Яков Самойлович (1869–1951), геолог широкого профиля, геоморфолог, профессор Ленинградского университета, знаменитый лектор, заслуженный деятель науки. В 1948 г. был судим в Министерстве геологии "судом чести" за космополитизм. В 1949 г. арестован по "Красноярскому делу". По свидетельству А.Г.Вологдина и письму и свидетельству дочери Эдельштейна, был содельцем всех репрессированных по делу 1949 г. Умер в тюрьме в возрасте 84 лет.

Следствие по "делу", начатое с обвинения в сокрытии месторождений урана, постепенно расширялось и перешло в более широкое обвинение в том, что "вредители-геологи" вообще скрывают от правительства месторождения полезных ископаемых в Сибири. "Дело" полностью провалилось. Все осужденные были реабилитированы одновременно, как свидетельствует В.М.Крейтер. [5]

О своих мытарствах в годы репрессий В.В. Богацкий не любил вспоминать. Но однажды под настроение рассказал следующий эпизод.

В 1950г. во время следствия, а оно длилось полтора года, на одном из допросов, в том числе и недозволенными методами, следователь требовал от него признания в шпионской деятельности в пользу враждебных государств. Вконец измученный, он признался в шпионской деятельности в пользу Гондураса. Обрадованный следователь отпустил его с допроса. На второй день следователь вызвал его снова и в ярости закричал: «Что ты меня за идиота держишь! Гондурас – это карликовое государство, которое не имеет своей разведки!»В конечном итоге обвинение в шпионской деятельности было снято, и обвинили В.В. Богацкого во вредительстве. [1]

Источники

1. «Столетие горно-геологического образования в Сибири». Томск: Изд-во «Водолей», 2001-704 стр.

2. http://nature.krasn.ru/dict.php?id=72

3. http://eago.gelendzhik.ws/content/view/481/41/1/3/

4. http://www.mgcs.ru/?info_public&id=263

5. http://www.ihst.ru/projects/sohist/papers/gkr94os.htm